С Шагалом по жизни

3
1240

У двух ИТ-руководителей необычное для сообщества увлечение. Они собирают антикварные книги, оформленные художниками.

Записала Елена Крюкова

Президента группы компаний «Ланит» Георгия Генса «погубили» мемуары Казановы. Страсть возникла сразу и длится до сих пор, после того как несколько лет назад он увидел редкую книгу с иллюстрациями Сальвадора Дали в жанре livres d’artistes (в переводе с французского «книги художников»). Рассказал приятелю, гендиректору компании «Микроинформ» Борису Фридману. Тот уже второе десятилетие коллекционировал предметы искусства.

Фридман слыл знатоком livres d’artistes и открыл доступ в этот мир Генсу. Покупка ратитетов стала не тратами, а инвестициями. Ценность книг растет. Например, «Мертвые души» с офортами Шагала в его коллекции на аукционах оцениваются в $ 100 000. Друзья-коллекционеры расставаться со своими сокровищами не собираются. Но не удержались от желания выставить их на общее рассмотрение.

С книги Dali illustre Casanova за $ 15 000 началась коллекция главы «Ланита». Потом связь c искусством стала еще крепче и еще прибыльней — филиал компании «Ланит Северо-Запад» стал генеральным подрядчиком проекта сайта Эрмитажа вместе с корпорацией IBM. Выручка компании составляет более 28 млрд рублей.

И вот наконец пара коллекционеров решила показать коллекцию народу. В «Манеже» прошла выставка «Издатель Воллар и его художники», составленная из книг Генса и Фридмана. Чрезвычайный и полномочный посол Франции в России Жан де Глиниасти открыл выставку горячей речью: «Такие мероприятия объединяют культуры двух стран. Как приятно встретить в лице этих коллекционеров тонких ценителей французских художников!»

Vollar-Glitiani

Жан де Глиниасти напоминает портрет Воллара из Музея им. А.С.Пушкина

«Издатель Воллар и его художники» показали многие иллюстрации впервые. На открытие явился бомонд коллекционеров, искусствоведов, музейных работников, в числе коих была и Ирина Антонова, бывший директор Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

Когда в Нью-Йорке в прошлом году прошла выставка таких изданий, она стала заметным событием в мире искусства. На Западе в музеях много «книг художников», в России самые большие коллекции — в частных руках, а в музеях — единичные экземпляры, причем в основном в архивах. Ценные экземпляры можно встретить скорее на антикварных салонах ЦДХ, чем в музейных экспозициях.

Книжное реформаторство

Амбруаз Воллар интересен там, что стал реформатором оформления книг. До него произведениями искусства в этой сфере считались лишь стремящиеся к реализму иллюстрации вроде Гюстава Доре к Библии, проработанные до мельчайших деталей.

Для волларовских livre d’artiste художники (даже Дега, отличавшийся в живописных полотнах фанатичным перфекционизмом) делали эскизы в три штриха, создающие образ при минимуме экспрессивных средств. Неосведомленному человеку некоторые иллюстрации напоминают рисунки детей сотрудников ИТ-фирмы, которые часто висят в офисах. Но это был поиск нового формата искусства. Теперь «книги художников» стали историей, как зуб мамонта, и на аукционах превратились в объекты, ценность которых не оспаривалась.

Gent-Fridman-Roden-Mirabo

Иллюстрации Огюста Родена к «Садам пыток» Октава Мирбо.

Начало жанру и термину livre d’artist, а затем и направлению коллекционирования положило в 1900 году издание сборника Поля Верлена «Параллельно» с литографиями Боннара. Это была первая книга издателя Воллара. Он придумал формат и привлекал в дальнейшем к оформлению известных художников Пикассо, Матисса, Брака, Миро, Дали, Эрнста, Массона, Леже, скульпторов Родена, Майоля, Мура, Джакометти, выходцев из России Шагала, Кандинского, Ланского, Анненкова, Гончарову, Цадкина. Для текстов выбирали чаще всего романтические произведения, поэзию или классику (например, Шагал иллюстрировал «Мертвые души»). Но текст не был главным: он лишь «обрамлял» иллюстрации. Особенность жанра livre d’artiste состояла в том, что инициаторами выступали арт-дилеры. Иллюстрации выполнялись в технике литографии, офорта или ксилографии. Часто экземпляры были подписаны лично автором, художником или издателем. Небольшие тиражи превращали обладателей экземпляра в приобщенных к сообществу особенных ценителей графики.

Gent-Fridmann-RableВ Эрмитаже выставка Livre d’artiste была открыта более ста дней. Среди экспонатов из госфонда были книги с иллюстрациями Боннара, Пикассо, Матисса, Деррена, Дали. (фото -- издание романа Франсуа Рабле)

На выставку Генс и Фридман отправили 23 издания 1900−1939 годов: графику Пьера Боннара, Жоржа Брака, Эдгара Дега, Андре Дерена, Аристида Майоля, Пабло Пикассо, Рауля Дюфи, Огюста Ренуара, Огюста Родена, Жоржа Руо, Поля Сезанна и Марка Шагала. Гости увидели 350 листов.

Жанр livre d’artiste — удовольствие для избранных, и обладатели экземпляров бывают возмущены, когда их воспринимают всего лишь как обычные книги. Технологии «книг художника» не терпели больших тиражей. Эти издания печатали как гравюры или линогравюры от 50 до 300 штук. Бумага выбиралась специальных сортов, поэтому почти нет подделок «книг художников», несмотря на растущее мастерство изготовителей фальшивок. Мастера брошюровали страницы вручную или готовили футляр для листов. По идее Воллара, книга должны была вызывать у обладателя чувство соприкосновения с уникальным целостным арт-объектом.

На одном из самых престижных букинистических аукционов Christie’s один лишь рисунок Дали из мемуаров Казановы ушел за $ 4 700. Мечта арт-дилера — найти у неосведомленных наследников библиотеки экземпляр за десятую часть рыночной цены книги, разделить на страницы и распродать их отдельно. Попадая к коллекционеру, книга получает шанс сохраниться.

Марина Лошак сочла выставку, организованную двумя ИТ-руководителями, знаковой. Арт-бомонд давно роптал, что престижную площадку у Кремля превратили в ярмарку меда и мехов. Лошак высказала мнение, что выставка «Издатель Воллар и его художники» создает нужную атмосферу. И вообще именно такие мероприятия должны походить в «Манеже».

Откуда у парня испанская грусть

Откуда у двух руководителей ИТ-компании такое стремление к искусству, в то время как люди в их среде чаще тянутся к покупке яхт? Георгий Генс вспоминает, как в детстве родители водили его в музеи. Он сам стал кандидатом экономических наук, защитив диссертацию о методике применения математических методов анализа в экономике. Но когда появились деньги, на музей стала похожа его собственная квартира. На стенах — полотна Кончаловского, Фалька, Серебряковой и Тулуз-Лотрека, современных художников. Первые картины приобретал еще в 1980-х, когда руководил отделом в хозрасчетном НИИ. И в итоге, когда в Музее личных коллекций выставлялось собрание картин Георгия Генса и Бориса Фридмана, там было представлено около 300 работ, в том числе редкие картины испанцев. Эту выставку ежедневно посещали полторы тысячи человек.

Коллекционеры разделяют азарт приобретательства картин и коллекционирование livres d’artistes, которые смыкаются с литературой и особыми историями создания. Борис Фридман считает коллекционирование видом хронической болезни, от которой вылечиться невозможно, но и польза велика. «Это безумно познавательно», считает он.

По признанию Фридмана, первую «книгу художника» он увидел на одной из зарубежных выставок. До этого только слышал об их существовании, но тут встретил «Мертвые души» с иллюстрациями Марка Шагала, 96 офортов 1925 года. Для него сошлись вместе два направления искусства: «Это и книга, и высочайшее искусство, великолепные имена. И когда я посмотрел как бы шире, то увидел, что это совершенно невероятный пласт, абсолютно неизвестный у нас в стране».

О каждой из книг Фридманн собирал сведения об искусстве и биографиях художников, истории создания того или иного фолианта, отношений издателя с его иллюстраторами, и фактически превратился в одного из видных экспертов жанра livre d’artist и европейского искусства начала XX века. ОН знает даже истории создания многих книг.

Амбруаз Воллар хотел, чтобы «Жизнь святой Моники» проиллюстрировал Пьер Боннар. Однажды за завтраком представилась возможность прочитать несколько страниц художнику, и тот загорелся идеей проиллюстрировать трогательную историю. Вначале договорились о нескольких рисунках. Но издателю удалось выудить сорок шесть иллюстраций, сто сорок восемь шмуцтитулов и мелких деталей оформления. Теперь его старания вознаграждены потомками. Стихи Поля Верлена и гравюры Пьера Боннара на аукционе дома Sotheby’s оценили в 40 тысяч евро.

Несколько лет назад в России вышла в переводе на русский язык «Воспоминания торговца картинами» самого Воллара, и эта книга также стала раритетом, хотя, конечно, и не в той ценовой категории и в таком интересном оформлении.

Каждое издание livres d’artistes обросло подобными легендами и стало предметом для вожделения коллекционеров, вложения денег в предметы неоспоримо растущей ценности. Но Генс и Фридман как опытные бизнесмены создали еще и прибавленную стоимость.

К выставке готовился каталог с подробным описанием книг, изданных Волларом и 200 иллюстрациями. Эксперты уверяют, что сам по себе этот каталог станет ценностью для российских коллекционеров.

Gent-Fridmann-Loshak

Будем благодарны читателям за новые иллюстрации «Книг художника»

Пишите на адрес axiart.info@gmail.com с пометкой «КОНКУРС» в теме письма

3 КОММЕНТАРИИ

  1. […] В экспозиции представлены произведения из частных собраний Бориса Фридмана и Георгия Генса, президента группы «Ланит». О коллекции этих бизнесменов мы уже писали, когда книги были представлены на выставке в Манеже. […]

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here