«Я не поэт, а деятель культуры»

0
101

ЕЛЕНА КРЮКОВА / Значение личных контактов для глубинного познания трудно переоценить. Мои мимолетные встречи с Дмитрием Приговым на литературных тусовках были лишь подступом к знакомству с его многослойным образом. Наполеон по амбициям, такого же малого роста, большого напора и внутренней агрессии, как легендарный полководец, он произвел на меня вначале странноватое впечатление. Наверно, поэтому мои реплики производили на него неблагоприятное впечатление. В итоге я нанесла ему оскорбление. После презентации книги одного поэта, куда он был приглашен как «свадебный генерал», все разбрелись по углам литературного салона «Шекспир и Ко», он подошел ко мне. Я спросила его с инфантильной непосредственностью: «А вы тоже поэт?» — «ТОЖЕ!!!» — Пригов покачнулся, как от пощечины. Он-то считал себя поэтом номер один, поэтому отошел, сдерживая гнев, к Александру Иванову, директору издательства Ad Margenem. Можно представить, какой взрыв вызвал бы мой последующий через года вопрос — «Так вы еще и художник?». К сожалению, Дмитрий Пригов покинул этот мир, и теперь в его отсутствии остается отдать дань его таланту. Между тем, приговское графическое наследие, с моей точки зрения, значительней его литературных опусов. И видимо, это не только мое частное мнение, потому что «Неделя Пригова» в Москве прошла в основном в музеях. Главной площадкой стала Третьяковская галерея.

Эта многогранная фигура творца на стыке разных жанров искусства до сих пор дает много поводов для интереснейших разговоров, которые позволяют понять, какие шедевры могут быть созданы на стыке жанров.

Ирина Прохорова, издатель, главный редактор журнала «Новое литературное обозрение»
Ирина Прохорова, издатель, главный редактор журнала «Новое литературное обозрение»

«Дмитрий Александрович Пригов — центральная фигура российской художественной креативности второй половины ХХ века. — уточняет место мэтра в отечественном пантеоне Ирина Прохорова, издатель, главный редактор журнала „Новое литературное обозрение“. — Он оставил свой след практически во всех сферах творческой деятельности: поэзии, прозе, философии, визуальных и пластических искусствах, перформативных практиках. Его по праву можно назвать „русским Данте“, ибо, подобно великому итальянскому визионеру, Пригов из бесчисленных фрагментов своих произведений создал Gesamtkunstwerk, грандиозную мифологическую картину бытия современного человека».

Что мог бы ответить Дмитрий Пригов на мой бестактный вопрос о творческом пути и месте в культурном процессе? Себя он называл деятелем культуры. У него есть такие стихи:

«Нету мне радости в прелести цвета
Нету мне радости в тонкости тона
Вот я оделся в одежды поэта
Вот обрядился в премудрость Платона.

Его тяга к философии отразилась в творчестве своеобразно. Он написал портрет немецкого философа Хайдеггера. Этот огромный портрет вдова Пригова подарила Третьяковской галерее.

Для обсуждения роли Пригова в российской культуре и демонстрации этого дара в здании на Крымском валу 18 июля был проведен круглый стол, объединивший кураторов и критиков.
портрет немецкого философа Хайдеггера
Дар Третьяковской галерее — портрет немецкого философа Хайдеггера

Как отметили эксперты музея, в этом портрете даже не стоит искать черты реального Мартина Хайдеггера, одного из основоположников немецкого экзистенциализма. Художник изобразил его в виде мистической сущности с различными символами. В руке он держит черный квадрат. Никаких расшифровок к пониманию картин и концепции автор не оставил. Куратор Кирилл Светляков напомнил о приговской тяге к метафизике, парадоксам и противоречиям. Пригов оставляет за зрителем право разбираться, углублять свое понимание мира и становиться соавтором.

«Он автор и персонаж, и зритель своих работ − это еще одна игра, в которой он неуловим», − пояснил Кирилл Светляков.

Искушенному зрителю уже знаком этот портрет, один из серии «слоновьих» образов. Картина была однажды выставлена на большой ретроспективной выставке Дмитрия Пригова в Третьяковской галерее в 2014 году. Выполненная шариковой ручкой Biс на кусках ватмана несколько десятилетий назад, работа прекрасно сохранилась. На двухметровом полотне десятки тысяч крохотных штрихов — невероятная работа. Знающие лично Пригова отметили его потрясающее трудолюбие.

«Для Третьяковской галерее − это очень ценный дар, которая сделала семья Пригова. В коллекции Третьяковской галереи очень много его ранних работ 1970−1990-х годов, но почти нет произведений 2000-х годов, когда он переводил свои ранние бестиарии в такие монументальные формы», − рассказала Ирина Горлова, заведующая Отделом новейших течений Третьяковской галереи.

О своем более плодотворном опыте общения с Приговым рассказал В́иктор Мизиано — известный российский куратор, основатель и главный редактор «Художественного журнала», вовремя распознавший его полифонический талант. Мизиано вспомнил, как Пригов приходил в редакцию и между делом рисовал разные образы, которые приходили ему в голову в ходе общения, оставляя потом на столе картинки на радость коллекционера. Не стихи, именно картинки. Именно так кодировал Пригов свое понимание мира, о котором еще многое можно рассказать.

В рамках вечера состоялся премьерный показ кинорассказа Сергея Смирнова о выставке «Дмитрий Пригов. От Ренессанса до концептуализма» и далее и документального кинофильма Максима Гуреева «Москвадва».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here