Сколковский фест под черным флагом

0
331

AXIART.INFO / В Сколково решили напомнить, что это первый в России центр не только технологического, но и инновационного развития. А технарям без гуманитариев лететь с одним крылом. На площадке развернулся «Малевич фест», в рамках которого прошли лекции, дискуссии, научные шоу. Вместе с Третьяковской галереей была организована мультимедийная выставка «Внутри черного квадрата», исследующая современное состояние культуры. На выставке были представлены пять направлений: современное искусство, архитектура, мода, дизайн и музыка.

Разговор прошел на стыке искусства и технологий, в частности, эксперты рассказали о том, как «человеческие нейроны реагируют на чтение художественной литературы, об особенностях арт-рынка» и конечно о болевых точках искусства.
Актеры нескольких поколений знаменитой Мастерской Дмитрия Брусникина провели публичные чтения о Казимире Малевиче с элементами видеоарта и создали аудиоинсталляцию под названием «Бесконечная история». Фестиваль в этом году проводится впервые, но в будущем должен стать ежегодным и самостоятельным мероприятием.
Фестиваль под черным флагом картины Малевича привлек деятелей искусства, собственно говоря, их специально пригласили для свободного нецензурированного разговора в государственном масштабе. Вот только несколько цитат об основных арт-проблемах:

skolkovo-mittaЕвгений Митта, художник, режиссер: «Современное искусство бывает нелегко понять в момент его актуальности. Мне интересно расшифровывать отношения художника и социума, находить переломную точку в формировании художественного языка конкретного автора. У каждого художника есть свой конфликт с окружающим миром, и именно это делает его уникальным, а фильм об этом — интересным. Современное искусство бывает нелегко понять в момент его актуальности, но проходит время, и то, что казалось эпатажем, станет восприниматься как красота. Великий русский коллекционер Сергей Щукин, собравший коллекцию французского искусства конца XIX — начала ХХ века (гордость Пушкинского музея и Эрмитажа), учил свою дочь, что если произведение приводит тебя в состояние психологического шока, то его нужно непременно купить. Сегодня совокупная стоимость коллекции Щукина превышает 8 миллиардов долларов.
Часто искусство перформанса не понимают даже близкие художников. На первый просмотр моего фильма „Олег Кулик. Вызов и провокация“ Кулик привел своего отца. После просмотра фильма отец художника, очень взволнованный, подошел ко мне и сказал, что только теперь, благодаря фильму, он наконец понял, зачем его сын занимается подобным искусством и в чем его смысл. В фильме истории Кулика, собранные в один большой нарратив с драматическим развитием, сделали более понятным его месседж. Позже я много раз встречал людей, которые кардинально меняли свое отношение к художнику после просмотра фильма: от полного неприятия до понимания и даже восторга.
Еще одна проблема российской культуры — острая нехватка меценатов и коллекционеров современного искусства. Этот слой был уничтожен после Октябрьской революции и в период Советского Союза. За годы после возникновения РФ так и не сформировалось сильного сообщества из среды успешных бизнесменов. Эти люди есть, но они большая редкость, их можно пересчитать по пальцам. Меценаты должны хотеть инвестировать в современную культуру России и активно участвовать в создании новых музеев, коллекций, образовательных центров. Конечно, это прямо связано с законами, которые должны поощрять подобную практику, предоставлять налоговые льготы.
В этом контексте Китай является интересным примером. Китайцы просто посчитали, что строить центры современного искусства по стране — это выгодно. Стройки, рабочие места, новая инфраструктура. Китайцам удалось сформировать большой интернациональный и собственный рынок китайского современного искусства. С его помощью был создан привлекательный образ нового Китая, не лишенного иногда очень серьезных конфликтов, как в случае с Ай Вейвеем — самым известным китайским художником и медиаактивистом, критикующим китайские власти.
Российское современное искусство очень сильно недооценено. У него есть великое модернистское прошлое — русский авангард, искусство нонконформистов 60−70-х. Настоящее: концептуальная школа, московский акционизм, фигуративная живопись 1990−2000-х. Растет новое поколение медиахудожников и авторов, работающих в традиционных техниках, есть что смотреть и о чем снимать кино. Но, прежде всего, мы сами не можем по достоинству оценить собственное искусство. До сих пор обсуждаем: „Черный квадрат“ — это искусство или профанация? А искусство Малевича уже давным давно изменило реальный мир. Малевич оказал огромное влияние на весь ход мирового искусства и его теорию, архитектуру и дизайн. Но в России нет Малевич-центра, нет исследовательского центра наследия русского конструктивизма и футуризма. Я имею в виду не сообщества энтузиастов, а мощные институции с выставками и медиа. А ведь очень важно показывать связь современного с прошлым, только так мы можем критически и объемно увидеть то, что происходит с нами сегодня».

Фskolkovo-tolstayaекла Толстая, журналист: «Огульные суждения и эмоциональные высказывания заменили профессионализм и мастерство. Культура живет по определенным законам: возможность свободного суждения, диалог и представленность разных мнений. Но сегодня в самых разных общественно-политических сферах эти принципы попираются и нарушаются. В культуре и искусстве ценятся профессионализм и мастерство, однако мы видим, что в других сферах они уходят на задний план, оставляя место огульным суждениям и эмоциональным высказываниям.
Культура долговечнее и крепче государства. Культурная традиция продолжается столетиями. При этом государство в течение жизни одного человека может смениться несколько раз, как это было в нашей стране в ХХ веке. Любые попытки государства не просто поддерживать, а контролировать и „подправлять“ искусство и науку приносили только вред. Вспомните трагические судьбы наших ученых, режиссеров, писателей в 30-е годы, вспомните все эти кампании против того или другого — генетики или языкознания, формализма в искусстве, и прочее, и прочее».

skolkovo-volkostrelovДмитрий Волкострелов, актер, театральный режиссер: «Хорошие культурные события происходят на фоне шума, который государство называет культурной политикой. Важно понять, что искусство и культура способны к самоорганизации. Люди способны сами отделить одно от другого, профанацию от неизвестного, известное от открытия: „Черный квадрат“ остается с нами не потому, что кто-то сверху нам объяснил его важность, не потому, что соответствовал государственной политике в сфере изобразительного искусства и патриотическому воспитанию, а потому, что он оказался в нужном месте и в нужное время для всего человечества».

Откровенно говоря, гипертрофированное значение черного квадрата Малевича в нынешнее время хочется объяснить тем, что картину легко воспроизводить и цитировать, поэтому он превратился в некий мем. Но попытка разобраться в главных культурных ценностях, особенно в таком культовом месте как Сколково, — хороший знак.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here