Объектив — прикрытие садиста

0
1576

Для патологической личности нет лучшего прикрытия, чем искусство.

1 степень мерзости

«Я не просто пью, колюсь. Я ищу вдохновения».
«Я не просто безобразничаю. Я пробую новые формы».
«Я не просто лежу сутками. Я размышляю».

2 степень мерзости

«Я не просто оскорбляю людей. Я ищу истину».
«Я не просто мучаю женщин. Я пробую новую динамику».
«Я не просто совершаю подлость. Я в творческом поиске»

Вверх мерзости. Высшая стадия — «Я не терзаю детей. я делаю арт-проект»

На сайте с красноречивым названием www.manipulator.com представлен проект с плачущими детьми на фоне студии -- Crying Children Photo Serie by Jill Greenberg Studio

Джилл Гринберг сделала эти снимки в 2006 году, чтобы отразить, по ее признанию, впечатление от политики Буша. Это была пора войны в Ираке. Другие фотографы ездили на места боев, чтобы протестовать против войны. Она не выходила из студии, чтобы показать страдания. И для этого их инициировала. Ответом на ее творчество был поток «писем ненависти».

Детский плач можно снять на игровой площадке, где возникает много конфликтов. Но для этого нужно часами лежать в засаде парковых кустов. Автор пошла более легким и комфортным путем. Она выложила два десятка снимков на общее обозрение. А затем на сайте 50 уродов (которые зашли по ссылке на слова crying children) написали комментарии «Прекрасно!», «Великолепно». Еще одна форма патологии — садистский вуаризм, наслаждение видом страданий.

У Джилл потребовали отчета, где и как мучили детей. Она заявила, что это ее дочь, ее друзья и пара моделей, у которых просто отбирали игрушки и конфеты. «Детские слезы не всегда означат боль», -- пыталась оправдаться фотограф. Дети часто плачут для манипуляций, но механизм запуска слезной железы все равно лежит через эмоции страданий.

jil-foto1Даже актерам для того, чтобы заплакать по желанию, нужно вспомнить трагический эпизод из жизни. А у детей на фото Джилл были красные глаза, и, значит, они плакали долго.

Опасней всего последствия такого эксперимента. Если дети после истерики были вознагражены конфетами или развлечениями, то ситуация могла закрепиться у ребенка как связь «страдание-наслаждение», что сложилось бы неблагоприятно на его судьбе — из-за выбора партнера для семьи, босса, друзей, готовых обеспечить такую связь. И кто потом будет удивляться — как он стал мазохистом? Почему он все время становится жертвой?

Хотя Джилл признавалась, что «эта серия принесла ей немало головной боли», она не жалеет о ней. Серия принесла ей также и славу. В наше время так трудно фотографу стать известным. Гринберг признала, что заставлять детей плакать для бизнеса — это отвратительно. И она наказана за то. Для профессионального мира она так и осталась той самой Джилл Гринберг, которая специально затавляла детей плакать. «А я ведь так много делала всего и до и после этой съемки»,-- возражала она. Как ни странно, падкой до подробностей публике, ее творчество за пределами этого опыта оказалось уже неинтересно.

Обсуждали другое. Джилл подробно и с удовольствием объясняла повсюду, как она делала снимки. И в этих объяснения многим казалось — не только для славы и денег была выбрана тема. Человеку нравилось мучить, а фотосессия была выбрана для прикрытия.

В западной юриспруденции есть правило трактовать сомнения в пользу ответчика. Поэтому не будем подозревать Джилл в тайном стремлении к ужасному пороку, тем более, о отношению к собственной дочери.

Другой вариант.

Фотограф. Профессиональная студия. Фотаппараты похожи на телескоп. Свой сайт. Объявления. Делает портфолио для агентства недорого.

Девицы идут косяком. Царицы, гордые, уверенные. Из студии уже выползают униженные, сломленные твари.

Он НЕ насилует. Секс не предлагает. Мрачен и деловит.

Но оскорбляет. Требует стать в позы для журнала. Все в пределах дозволенного. Девицы послушны — и так, и этак выворачиваются. Им и шепота достаточно, чтобы они вывернулись перед объективом. Он все недоволен, подходит и начинает руки крутить, толкать, захватывает волосы, дергает. Орет: «Тупая! Дерево стоеросовое! И с чего ты решила, что красива?! У меня тут десятками ходят покрасивее. Тебе ничего не достичь в шоу-бизнесе». У девочек слезы выступают. И ему это нравится.

И это не холодный расчетливый перфекционизм мастера, как в фильме «Фотоувеличение» гениального кинорежиссера Микеланджело Антониони. Там главный персона кричал: «Smile! Smile!». А этот явно вызывает слезы. И дело вроде неподсудное. Он даже мата не использует. И синяки от его тычков остаются небольшие. Но остается ощущение, что произошло что-то патологическое.

Не важно, как он стал таким — первая любовь в школе предала или тяжелая наследственность. НО профессию он явно выбрал такую, в которой возможно реализовать низменные наклонности.

4 More Years Маньяк убивает. Садист, который боится перейти границу дозволенного законом, ищет легитимные формы нанесения боли. Садисты часто используют свою профессию для принесения боли. Например, смотрят через объектив, как в прицел винтовки. Берегитесь того, кто под видом искусства хочет принести вам страдания и получить удовольствие.

Текст был подготовлен для сайта axiart.ru Копировать текст можно только вместе с ссылкой на сайт. Модератор отслеживает пиратское копирование текстов без ссылок и вносит адреса нарушителей в черный список

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here