Полная Серебрякова. Выставка года

0
798

AXIART.INFO / Художницу Зинаиду Серебрякову обошли сталинские репрессии, но из-за отъезда в Париж значительная часть ее наследия была скрыта от глаз российской аудитории. Выставка в Третьяковской галерее дает полное представление об этой художнице. Для экспозиции собрано более 200 живописных работ и рисунков, в том числе, из французского Фонда Зинаиды Серебряковой, различных музеев, семейного собрания и 20 частных коллекций Москвы.

Неожиданно для Серебряковой, которую мы знаем в основном по семейным портретам? Но если присмотреться, то это все та же нежная гамма цветов, гармоничные  переходы оттенков.  Художница написала много пейзажей в своем поместье.
Неожиданно для Серебряковой, которую мы знаем в основном по семейным портретам? Но если присмотреться, то это все та же нежная гамма цветов, гармоничные переходы оттенков.
Ретроспективу работ Зинаиды Серебряковой в Третьяковской галерее считают важнейшим проектом сезона, наиболее полный за прошедшие 30 лет монографический показ её произведений. Это одна из первых и самых любимых публикой в России профессиональных -художников. Но рядовой зритель чаще всего вспоминает пару ее растиражированных картин — автопортрет у зеркала и группу детей. Новая экспозиция удивит даже экспертов, поскольку представляет работы разных периодов на двух этажах Инженерного корпуса. Такой Серебряковой — и среднерусской, и марокканской, — мы еще не видели.

Многочисленные автопортреты рассказывают о ее характере и судьбе. Интересно сравнивать ее девичьи эскизы, портрет во время беременности (никогда ранее не выставляемый и хранящийся в семейном архиве), зрелые работы в разных нарядах и масках. В картине «За туалетом. Автопортрет» Серебрякова представляет себя в жизнерадостной. Картина кажется легкой, импрессионисткой, сделанной вмиг, и только на выставке по множеству мазков на поверхности видно, какого труда стоило ей передать оттенок дружеской откровенности и романтической отстраненности, словно это иллюстрация к сказке о принцессе.

В своем творчестве, стилистически близком неоакадемическому направлению, она создала наиболее обаятельные в русском искусстве женские и детские образы. Это дети Серебряковой — Евгений, Александр, Екатерина и Татьяна. Картина совмещает в композиции жанровую сцену, групповой портрет и натюрморт.

Два дисплея помогают разобраться в истории этого удивительного рода художников. Генеалогическое дерево представляет всех поочередно, начиная от Бенуа и Лансере до Серебряковых. Как только на дисплее слева подсвечивается «лист» с именем художника, на правом дисплее появляется его портрет и биография.   
Два дисплея помогают разобраться в истории этого удивительного рода живописцев. Как только на дисплее слева подсвечивается «лист» с именем художника, на правом дисплее появляется его портрет и биография.
В сложной генеалогии художницы помогает разобраться специальное панно с компьютерной презентацией. Зинаида Евгеньевна Серебрякова (1884−1967), представительница прославленной творческой династии Бенуа — Лансере, художник русского зарубежья, принадлежала к плеяде мирискусников «второй волны». Ее дети и внуки также стали художниками.

Структура выставки, построенной в формате кураторского исследования, включает несколько разделов: ранние произведения, портреты, крестьянский цикл, натурные наброски балерин, пейзажи, эскизы росписей Казанского вокзала в Москве, работы парижского периода, бельгийские панно и др. Акцент в экспозиции сделан на самом плодотворном — русском периоде творчества Серебряковой, когда были созданы важнейшие, знаковые произведения мастера. Все наиболее известные работы русского периода собраны на третьем этаже Инженерного корпуса, на втором — произведения, выполненные в эмиграции и путешествиях по Европе и в Северной Африке.

Лансере в девичестве, Серебрякова по мужу, художница сплавила в своем творчестве европейскую живописную традицию и российский размах. Впрочем, из-за нехватки средств и трудностей революционного времени, ей приходилось обходиться без натурщиц. Искусствоведы нашли внешнее сходство лиц троих женщин на этой картине с самой Зинаидой.
Лансере в девичестве, Серебрякова по мужу, художница сплавила в своем творчестве европейскую живописную традицию и российский размах. Из-за нехватки средств и бытовых трудностей революционного времени, ей приходилось обходиться без натурщиц. Искусствоведы нашли внешнее сходство лиц троих женщин на этой картине с самой Зинаидой.
«У этой художницы сложилась очень счастливая творческая, семейная, женская жизнь до наступления страшных катаклизмов 1917 года, в результате которых она потеряла своего горячо любимого мужа и то место, которое было для нее самым дорогим местом на свете, где она выросла, познакомилась с мужем, где выросли четверо ее детей, — имение Нескучное», вспоминает Зельфира Трегулова, директор Третьяковской галереи.

Самые ранние, почти детские работы Серебряковой позволяют проследить формирование и развитие ее таланта. Молодая художница изображает уютные сцены домашней жизни, учебные классы, сельские мотивы, а также увиденное во время заграничных поездок. В эти же годы появились первые автопортреты, отражающие сложную гамму чувств взрослеющей девушки.

На выставке много портретов, которые раскрывают Серебрякову как мастера тонкого психологического портрета. Эта работа выполнена во время самого счастливого периода ее жизни наряду с картинами, на которых изображена беспечная жизнь ее семьи в собственном поместье
На выставке много картин, которые раскрывают Серебрякову как мастера тонкого психологического портрета. Эта работа выполнена в самый удачный период жизни наряду с картинами, на которых изображено беспечное счастье ее семьи в собственном поместье
Крестьянская тема представлена портретными зарисовками, этюдами и законченными картинами: «Жатва» и «Беление холста» (1917). Торжественная величавость и спокойная созерцательность героинь привносят в простой трудовой процесс оттенок ритуального действа, картина превращается в эпическое повествование.

Серия портретов балерин, исполненных маслом, темперой и акварелью, представляет собой наброски с юных танцовщиц и раскрывает закулисный мир гримерных Мариинского театра.

Открытием для публики станет пейзажный цикл родового имения Нескучное, немного сезанновский и при этом раскрывающий индивидуальный стиль. Она обладала даром передавать в работах умиротворяющую гармонию природы. Эту серию дополняют натурные наблюдения Крыма и Царского Села.

В специальный раздел выделены эскизы монументальных росписей к Казанскому вокзалу в Москве — первый опыт работы Серебряковой в коллективном монументальном проекте. В 1916 году Александр Бенуа получил заказ на роспись Казанского вокзала в Москве, он приглашает Евгения Лансере, Бориса Кустодиева, Мстислава Добужинского и Зинаиду Серебрякову принять участие в работе. Она готовила композиции, символизирующие страны Востока — Турцию, Индию, Сиам и Японию. Каждую из стран она представила в виде обнаженной девушки с характерными этническими чертами лица и национальными атрибутами. Фигуры в сложных ракурсных поворотах заключены в восьмиугольные рамы.

«Персия» из восточных эскизов росписей к Казанскому вокзалу 1916 года. Хотя проект не был реализован из-за революции и выполнен с использованием непрочных материалов, работы прекрасно сохранились.
«Персия» из восточных эскизов для росписи Казанского вокзала 1916 года. Хотя проект не был реализован из-за революции и выполнен с использованием непрочных материалов, работы прекрасно сохранились.
Впервые на выставке московскому зрителю представлены декоративные панно, выполненные для бельгийской виллы барона Ж.-А. де Броуэра. Этот заказ стал первым и единственным в биографии Серебряковой реализованным проектом в оформлении интерьеров. Убранство зала строилось на сочетании горизонтальных и вертикальных панно с аллегорическими фигурами девушек, а также двух десюдепортов с изображением географических карт. Панно, считавшиеся утраченными во время Второй мировой войны, сохранились и в 2007 году были впервые показаны в России.

Выставка раскрывает новые грани парижского периода Зинаиды Серебряковой. Портреты и пейзажи, привезенные на выставку из французских коллекций, впервые демонстрируются российскому зрителю. Более половины жизни, начиная с 1924 года, Серебрякова жила во Франции. В первое время они писала портреты в основном русских эмигрантов и знакомых по петербургской жизни. Экспонируются пейзажи, созданные во французской Ривьере, в Провансе, Бретани, а также в Швейцарии и Италии.

Две поездки в Марокко в 1928 и 1932 годах стали важнейшими в судьбе Серебряковой и открыли ей новые возможности для творчества. В серии марокканских этюдов Серебрякова развивала мастерство быстрого письма, избегая ненужной экзотики и этнографических подробностей. (Один из фрагментов — на фото вверху.)

GTG-Serebryakova-2У билетной кассы посетителя ждут четыре издания, посвященные художнице — от подробнейшего каталога до краткой брошюры с избранными репродукциями.

К выставке подготовлен особый альбом, который включает более 220 произведений живописи и графики, а также документальные фотографии. В издание вошли статьи, каталог, хроника жизни и творчества Серебряковой, а также письма, хранящиеся в отделе рукописей Третьяковской галереи.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here